Опубликовано : Ср, Авг 12th, 2015

Планы Shell по Добыче Нефти в Арктике.

Перенасыщение мирового рынка нефтью уже обрушило цены и урезало прибыли, так почему Shell отказались от севера? В закрытом конференц-зале в Анкоридже, десяток сотрудников Royal Dutch Shell докладывают о самом крупном перспективном нефтяном проекте в многонациональном, всемирном портфолио. Согретые июльской температурой, арктические льды в Чукотском море, на северо-западе Аляски, отступают. Штормы ослабевают, и полеты вертолетов скоро возобновятся. Подводные вулканы присутствуют, но они спящие. «Это хорошие новости для нас», шепчет посетителю Энн Пикард, топ-менеджер компании Shell по проекту разработки арктического шельфа. Дисплеи видеомониторов мигают зеленым светом, показывая изображения с армадой судов Shell, сходящихся в районе месторождения Burger J. Геологи компании верят, что запасы месторождения Burger J, которое находится в 70 милях от берега и в 800 милях от командного центра в Анкоридже, составляют 15 млрд баррелей нефти. Еще 11 млрд баррелей, они надеются обнаружить на востоке Арктики, в море Бофорта. В общей сложности, воды Арктики скрывают около 13% не добытых мировых запасов нефти – достаточное количество, по оценкам специалистов, чтобы обеспечивать нефтью США в течение более 10 лет.

#sHellNo #SaveTheArctic

  Несмотря на встречу с военной точностью 21 июля, нюансы становятся все более очевидными. Радар показывает, как ледокол MSV Fennica движется не в том направлении, на юг, в сторону Портленда. Три недели до этого, это 380-футовое судно получило пробоину в корпусе размером 39 на 2 дюйма в результате плавания на мелководье рядом с Dutch Harbor на Аляске. Так как многоцелевые корабли перевозят оборудование для ликвидации загрязнений, авария заставила надзорные органы ограничить бурение в верхней 3000-футовой секции месторождения Burger J, пока MSV Fennica не будет отремонтирован в Портленде и не проделает 2300 миль назад на север. Изменение маршрута дало шанс активистам Гринписа устроить, подготовленную для прессы, фотосессию “#ShellNo” 30го июля, с демонстрантами в стропах альпинистов, висящих с моста Портленда, и временно притормозить движение ледокола Fennica с помощью активистов, «прочесывающих» гавань на байдарках. Ко всему прочему, представители организации по охране окружающей среды США, обеспокоенные состоянием чувствительных к шуму арктических моржей, наложили запрет на первоначальный план Shell бурить две скважины одновременно. «Это застало нас врасплох», признает Пикард. Чукотское море также скрывает неприятные сюрпризы, чьи холодные воды к северу от Берингова пролива простираются от Аляски до Сибири. Логистические и юридические препятствия неоднократно замедляли проект в Арктике, на который Shell тратит более 1$ млрд в год – 7$ млрд потрачено уже и сумма продолжает расти. Только одна скважина в Чукотском море, которую планируют вырыть этим летом, может оказаться самой дорогостоящей в мире, и она не принесла еще ни одного барреля нефти. Активисты подали в суд, вмешались судьи. В 2010г работы были приостановлены, когда администрация Обамы временно приостановила морское бурение на всей территории США из-за катастрофы в Мексиканском заливе. Вернувшись к работам в 2012г, Shell потерпели фиаско с Keystone Kops, когда судовые двигатели заглохли, буксирные тросы лопнули и буровая баржа села на мель, требуя у береговой охраны США спасти рабочих, выброшенных на берег. 16го июля, бывший вице-президент Ал Гор назвал «безумным» решение администрации Обамы одобрить бурения Shell. Две недели спустя, 30 июля, главный исполнительный директор Shell, Бен Ван Берден, объявил, что в результате цены $ 50 за баррель нефти, а это на 55 процентов ниже по сравнению с прошлым годом, прибыль компании упала на треть во втором квартале. Так как ожидается, что цена на нефть сохранятся низкими в течение некоторого времени, Ван Берден объявил о сокращение заводами 6500 рабочих мест. Даже в такой сложной ситуации, Shell не будет откладывать или сокращать исполнение своей арктической мечты. «У месторождения на Аляске есть потенциал стать проектом в несколько раз больше, чем самые большие проекты в Мексиканском заливе, так как оно просто огромно», сказал Ван Берден. Такие действия поднимают вопрос о том, почему Shell удваивает свои позиции в Арктике среди всемирного перенасыщения поставок нефти и в то время, когда многие политики зарекаются серьезно заняться решением проблемы глобального потепления. Среди крупных нефтяных проектов, именно проект в Арктике требует серьезного обсуждения с точки зрения его влияния на мировой климат. Руководство Shell даже выразило желание переосмыслить роль ископаемого топлива и перейти на возобновляемые источники энергии, но в то же время, не отказываясь от огромных рисков бурения в Арктике. Руководство Shell не отрицает очевидное противоречие. «Мы верим в изменение климата», говорит Пикард. «Специальное аналитическое подразделение Shell Scenarios, делая акцент на своей открытости, проделал большую работу, обеспечивающую поддержку правительству в развитие возобновляемых источников энергии», говорит она. Но Shell Scenarios также оправдывает и поддерживает агрессивную разведку нефти. С нынешним количеством населения в 7 млрд человек, которое достигнет 9 млрд человек к 2050 году, потребность в энергии удвоится, «спрос на углеводороды будет сохраняться чудовищно долгое время», добавляет Пикард. «И это именно здесь Аляска вписывается в картину». Даже симпатизирующие наблюдатели находят сложившуюся ситуацию любопытной. Shell, и только Shell , видит будущую прибыль в Чукотском море, особенно после их злоключений в 2012 году. Chevron, ConocoPhillips, ExxonMobil, Statoil, и Total- все эти компании поставили свои планы в Арктике в «режим ожидания». «Учитывая экологические и регуляторные риски в Арктике, высокую стоимость производства в таких сложный условиях, если допустить, что производство когда-то начнется, Shell, скорее всего, ожидают огромную находку и цены на нефть гораздо выше, чем сегодняшние», говорит Ник Батлер, бывший глава отдела стратегий в BP, который занимается исследованиями в области энергетики в Королевском Коллелже в Лондоне. «Это опасная ставка», добавляет он. Одна из самых влиятельных женщин-руководителей в явно мужской промышленности, Пикард, 59 лет, встречается с репортером во время посещения Анкориджа, в джинсах и рубашке на пуговицах. Ее рост по служебной лестнице, сначала до слияния Mobil, и затем с 2000 в Shell, особенно впечатляет, так как у нее нет инженерного или геологического образования, обычно требующегося для высшего руководства в нефтяной промышленности. Пикард с ее ученой степенью в области международных отношений, работала в области разработки и добычи в Африке, Австралии, Латинской Америке и России. «Анна не страдает глупостью», говорит один из подчиненных (мужчин), который пожелал остаться анонимным. В 2005 году, Shell назначает Пикард ответственной за развалившиеся действия в Нигерии, долго осуждаемые из-за трубопроводного воровства, нападений боевиков и обвинений в адрес Shell, которые они отрицают, из-за их сотрудничества с правительством, применявшим жестокие репрессивные меры. Журнал «Fortune», в 2008 году, назвал ее «Самой смелой нефтяной женщиной», возможно, глупая похвала, но которая точно отражает ее репутацию в Shell. «Большая часть «простой нефти» уже добыта или национализирована правительствами богатых ресурсами стран, поэтому у независимых производителей, таких как Shell, не остается иных вариантов, кроме как пытаться найти «экстремальную нефть» в сложных местах. Но мне нравятся сложные задачи», говорит она. Поэтому в 2013 году, когда она планировала уйти в отставку, чтобы проводить больше времени с ее мужем, отставным командиром военно-морского флота, и их двумя усыновленными детьми, она передумала и взялась за, полный проблем, проект в Арктике. Пикард подчеркивает, что ей нравится находиться на открытом воздухе, также как и всем остальным людям, но она не является пуристом. «Вы много слышите о том, что Арктика является нетронутой», говорит она, используя воздушные кавычки. «Да, она нетронута местами, но в этих местах находится много нефти и газа», добавляет она, указывая на карту, демонстрирующую огромное месторождение Prudhoe Bay в пределах Полярного круга в северной части Аляски. Активное месторождение с 1960-х, и до сих пор одно из самых крупных в Северной Америке, Prudhoe Bay обеспечил более 12 млрд баррелей нефти через Транс-Аляскинский трубопровод. В 1989 году, это было нефтяное месторождение Prudhoe, которое запятнало Принца Уильяма на юге центрального побережья Аляски, после заземления танкера Exxon Valdez. Shell упустили золотую жилу в Prudhoe Bay, но позже помогали в разработке месторождения Cook Inlet рядом с Анкориджем. «Даже с более умеренной температурой в южной части штата, условия могут стать очень сложными», говорит Роберт Би, отставной профессор в области инженерных рисков в Университете Беркли в Калифорнии. Во время консультирования Shell в конце 1980-х, он провел два месяца на буровом судне Cook Inlet. Он вспоминает беспокойное море, температуру -16Ф, и палубную команду, рубящую и сбрасывающую за борт толстые слои льда, которые угрожали равновесию судна. Во время работы в заливе Кука, Shell также активно вели разведочные работы в Чукотском море, обнаружив нефте- и газоносные пласты на глубине 8000 футов под дном океана. «Чукотское море представляет собой более сложную задачу, чем залив Кука из-за более суровой погоды и своей удаленности», говорит Пикард. В начале 1990-х годов, Shell закрыли свои разведочные работы в Арктике ради более благоприятных проектов в Мексиканском заливе. Но компания никогда не отказывалась от своих планов на крайнем севере. В 2004 году, это привело Роберта Би в Голландию для консультации на тему потенциальных разливов в Чукотском море. Из многих нефтяных производителей, которых он консультировал в течение нескольких десятилетий , «Shell – одна из лучших с точки зрения безопасности», говорит он. Тем не менее, Би очень обеспокоили заявления инженеров его клиента о том, что методы, используемые у берегов Южной Калифорнии и в Мексиканском заливе, будут достаточными в Арктике. «Внутри промышленности, Shell известны своей осторожностью, благодаря их флегматичным, голландским, культурным корням», говорит Батлер, бывший исполнительный директор компании BP. Но 15 лет назад, давление конкурентов в сочетании с растущим дефицитом легко добываемой нефти, нарушили покой компании. В 2004 году, примерно в то же время, когда Би находился в Гааге, Shell признали, что завысили свои мировые запасы нефти на 4,5 млрд баррелей, или 22 процента. Последующий скандал привел к правительственным штрафам в США и Великобритании, урегулированию исков инвесторов, свержению председателя компании, и консолидации голландских и британских отраслей корпорации. В начале 2005 года, Shell начали активно скупать арендованные нефтяные участки на контролируемых США участках Северного Ледовитого океана. Этот процесс завершился в конце правления администрации Буша в 2008 году, когда Shell потратил 2,1$ млрд на аукционе для получения прав на территорию в более чем 2 млн акров в подводной Арктике. «Может быть частично, чтобы скрыть скандал, или, может быть, их геологические исследования показывают нефть и газ, которые другие не видят, Shell получил передовой выход в Арктике», говорит Майкл ЛеВин, старший юрисконсульт экологической группы Oceana из Вашингтона. Пресс-секретарь Shell Куртис Смит говорит, что споры 2004 года не имеют никакого отношения к целям компании в Арктике. В 2007 году ЛеВин и другие адвокаты, представляющие неправительственные организации, и коренные жители Аляски пошли в суд с целью остановить Shell. Они утверждали, что органы надзора и регулирования не знают достаточно об эффекте бурения в Арктике, что компании не хватает надлежащих планов ликвидации аварийных разливов нефти, и что представители племен эскимосов не были должным образом проконсультированы. В течение нескольких лет судебных разбирательств, развернутых на Аляске, в Сан-Франциско и Вашингтоне, экологи выявили недостатки планирования, судьи остановили подготовку бурения, правительство и Shell предложили корректировки, подготовительное бурение было возобновлено, и адвокаты вернулись в суд. Шестимесячный мораторий, наложенный на компанию BP, связанный с разливов нефти, пришел и ушел в 2010 году. Передовая трех- и четырехмерная сейсмическая технология Shell, недоступная в 1980-х и 1990-х годах, укрепила уверенность компании. Летом 2012 года, с помощью судов и регулирующих органов, временно благоприятно настроенных, Shell вернулись в Арктику. «Приз здесь слишком велик. Мы просто не можем позволить себе оставить все как есть», – заявляет Энн Пикард.

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти HTML-теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>